Детский дом помог выжить

Холодный и серый весенний вечер за окном. Вместе с Верой Николаевной Игнатьевой я смотрю черно-белые снимки. На них ребята из детдома, все они друг для друга большая семья. Среди них стоит и маленькая Верочка…

– В семье нашей было пять человек. Три сестры: старшая Люда училась в третьем классе, а я и Дина ходили в садик. Мама работала учительницей, папа врачом. Жили мы в Соломенном. В июне 1941 года я поехала в гости к тете, началась война… Все изменилось. Сестра Дина попала в эвакуацию с детским садом, ее увезли в Кировский район. Там она жила в детском доме до 1947 года.

Папа ушел добровольцем на фронт. Остались мы втроем: я, Люда и мама. Нас вместе с бабушкой эвакуировали в Пудожский район, деревню Песчаное.

Помню колонны мужчин, все они шли на фронт… Летали вражеские самолеты. Как только стрелки сходились на 12-ти часах, начинался гул. Мы с мамой прятались то под шкаф, то под стол.

А в один день летчик пустил бомбу прямо на дом по соседству от нас, от него осталась только яма. Тогда мы с мамой и сестрой начали уходить в лес. Жили в постоянном страхе. Позже нам дали две подводы, и мы поехали на них в деревню Куканаволок, но в итоге оказались на острове Рагуново. На острове еды не было, ели мы мясо лошадей, толкли солому, иногда и вовсе не ели, а только сосали соль с пальца.

Мама заболела плевритом еще до войны, и ее состояние ухудшалось. Мне кажется, мы бы не выжили, но вдруг недалеко от нас открыли детский дом. Он стал спасением. Нас с сестрой не стали разделять, и мы попали туда вдвоем.

Наша мама легла в больницу, а через некоторое время умерла. На похоронах воспитательница держала меня на руках, у меня не было слез, я просто не соображала… Бабушка уехала к своим дочерям, но иногда навещала нас в детском доме, после ее ухода я всегда ревела.

Но в детдоме жизнь была получше. Нам давали 500 грамм хлеба, кормили четыре раза в день. Я постоянно волновалась, что хлеба не хватит, и рвала его на маленькие кусочки, закапывала в снег. Сестра ругала меня – от хлеба в итоге ничего не оставалось.

В детском доме было 100 детей. Мы все делали сами: копали целину, чтобы посадить картошку, овощи, таскали воду с озера. Игрушек не было. Воспитатели приносили нам тряпочки и вату, из них мы шили куколок, рисовали им лица. Собирали цветные стеклышки. Помню, что мы всегда ходили босиком, даже в лес за ягодами. Ели траву, сладкий клевер. Один раз даже встретили медведя – такого деру дали до детдома!

Когда начинался обстрел фашистких самолетов, воспитатели уводили нас в лес. Я помню: бегу с сестрой Людой, на мне галоши, один из них потеряла. Она меня листьями закрыла от самолетов, а сама рядом сидит, только о моем спасении думает.

Однажды у нас в деревне поселился партизанский отряд, мы с ребятами часто бегали к ним в гости. Партизаны угощали нас галетами, тогда для нас это было роскошью. А один раз после выступления даже дали мне шоколадку!

Так мы и жили, со своими радостями и бедами. О победе я узнала ночью. Кто-то закричал: «Мы победили»! Все ребята вскочили и начали прыгать на кроватях от радости.

Наш папа с войны так и не вернулся. А вот с сестрой Диной мы нашлись. Даже не знаю, что бы было с нами троими, если бы мы не попали в детдом – он помог нам выжить.

Полина ПОПОВА, школа № 27

Фото автора


Комментарии:

Leave a Reply