Дом за решеткой… Но детям здесь тепло и уютно

Передо мной белое кирпичное здание, обнесенное бетонным забором. Сразу бросаются в глаза решетки на окнах и огромные ворота. Это — Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей (ЦВСНП). Меня просят подождать в приемной — есть время осмотреться.

С начальником ЦВСНП Татьяной Викторовной Оськиной проходим на второй этаж. Контраст между внешним видом здания и внутренней обстановкой удивил: розовые и желтые стены, на них — стенды и поделки детей. Спальни, игровая комната, учебный класс, библиотека и даже тренажерный зал. И везде — рисунки на всю стену. Это больше похоже на детский сад или школу. Только решетки и охранники в форме напоминают о том, что это изолятор.
Моим собеседникам немного лет, но кажутся они старше своего возраста. Нет в них той беззаботности, радости жизни, которые присущи обычно детям. Они словно в чем-то сильно разочарованы. Для них уже сейчас ясно: жизнь вовсе не такая, как о ней пишут в сказках, поэтому нет никаких грандиозных планов и мечтаний.
Последняя попытка
Кристине К. 12 лет, она из Сегежи, и уже до этого не раз попадала в изолятор. Всему виной — кражи. На этот раз она украла у знакомой девочки мобильный телефон.
— Иногда ночью лежу, думаю: зачем я это взяла?.. А просто часто очень хочется иметь какую-нибудь вещь, которой нет. Мне в прошлом году дали последнюю попытку, я целое лето ничего не брала, а вот теперь — опять. А еще таскала у мамы сигареты…
— Ты куришь?
— Да, давно уже. Все курят, мне тоже интересно. А здесь никак нельзя. Теперь я, наверно, брошу. Дольше проживу ведь!
— Строгая у тебя мама?
— Строговатая для меня — я старшая. А братья говорят, что для них — совсем нет.
Кристина здесь уже месяц, скоро придет путевка, и девочку отправят в спецшколу в Покров под Москву.
— Хочешь скорее уехать?
— Съезжу домой, потом — туда. Ну да, интересно: как там? Хотелось бы, конечно, пожить с мамой… Но мне нужно выучиться. Сказали, что к восьмому классу можно будет учиться в обычной школе. А в спецшколе можно получить специальность швеи. Получу образование — буду маме помогать.
Любимые предметы Кристины — ИЗО и труд. Она научилась плести из бересты, любит шить мягкие игрушки, и это у нее получается.
— Расскажи, как вы здесь живете?
— Неплохо. Помню, когда я попала сюда, сперва меня на три дня поселили в карантинник.
Я решила, что здесь будет ужасно, что не будут кормить и будут наказывать. На самом деле кормят хорошо — многие отсюда уезжают с круглыми щеками! На прогулках играем в футбол. Иногда я беру книги, только детские. Не люблю сложные. Еще можно поиграть в теннис, в шашки или шахматы. Детей немного — человек шестнадцать. Вроде не ссоримся. Некоторые мне даже свои адреса и телефоны оставляли!
— А вас наказывают за проступки?
— Наказать могут: ну там запретить играть в теннис вечером, но строгого ничего нет. Только десятилетние достают воспитателя, а так все спокойно себя ведут, никто не пытается бежать.
— Чем занимаетесь в свободное время?
— С нами беседуют разные люди: один мусульманин рассказывает нам про наркотики, про религию, мы даже смотрим фильмы. Приходят священники, на Рождество приносили нам подарки. Очень хотят дать всем крестики.
— А ты веришь в Бога?
— Ну, так, немножко…
И рассказывает историю, как однажды она с друзьями плавала на плоту и чуть не утонула, но попросила Бога помочь, и за ней приплыли на лодке.
— На каникулах меня дома не достать, все время гуляю. Раньше ходила в киностудию, нас учили снимать и редактировать фотографии на компьютере. Мы их иногда продавали, половина денег шла нам. Учитель был классный! Всегда можно было придти и поиграть на компьютере, хотя он и не очень это любил. У нас была общая копилка, и каждый мог взять оттуда сколько нужно. Еще у меня есть подруга Ксюша, ей 21 год, она работала в ларьке, я ей стала помогать: заработала неплохо, купила всем братьям тетради, все нужные вещи, остальное — маме.
Как сложится жизнь Кристины? На этот вопрос сейчас трудно ответить. Но мне показалось, что девчонка серьезно задумалась о будущем.
Неразговорчивый собеседник
Денис Ф. «травил» совсем не детские анекдоты и упорно не хотел ни о чем говорить. Ему тоже 12 лет, живет в Петрозаводске. Потом на несколько вопросов он все же ответил.
— Как ты здесь оказался?
— Да гулял, пиво пил.
— Как тебе здесь живется?
— Нормально. У меня, правда, «залетов» много, ну, проблем с поведением. Вот я был в детской больнице в Косалме, там было ужасно! Невозможно есть то, чем там пытались накормить! Меня там уколами лечили. Ох, я был рад, когда уехал оттуда! Здесь хоть можно в футбол поиграть…
— А читаешь?
— Нет. Я сам ни разу не видел, чтобы кто-то здесь читал. И учиться не люблю!
— И о будущем образовании не думаешь?
— Ну, в училище какое-нибудь или в техникум пойду…
И на этом наш разговор закончился: мой собеседник не был расположен к откровениям.

***
Беседовала с этими ребятишками, а сама думала: из-за безответственности родителей из способных, а может, и талантливых ребят вырастают люди без будущего. Я была шокирована, когда узнала, что 30% подростков — из благополучных, хорошо обеспеченных семей, где родители заняты бизнесом, личной жизнью. Но не воспитанием ребенка.
— Татьяна Викторовна, а ребят здесь наказывают?
— Случаи нарушения дисциплины очень редки. Если и приходится кого-то наказывать, то самое строгое — мытье коридора. Но это больше воспитание трудом. Дети нередко сами помогают — чинят мебель, красят подоконники.
Одна из заповедей работников Центра гласит «Не всегда нужно искать виноватого среди подростков, им может оказаться и взрослый».
— Самое страшное — осознавать, что дети возвращаются в те же семьи, где о них никто не позаботится, — говорит Татьяна Викторовна. — Поэтому нужно помогать не только материально, но и влиять на сознание родителей, дать понять, что они обязаны уделять ребенку должное внимание.
Сейчас сотрудники Центра стали проводить рейды: через год после того, как ребенок уходит от них, его навещают дома. В рейдах участие принимает православный священник Отец Валерий, который беседует с родителями и объясняет, в чем заключается настоящая любовь к детям.
…А пока живущие в Центре слушают беседы на правовые и медицинские темы, про «Культуру речи» и «Великих русских художников». А еще про «Уголовную и административную ответственность», «Право детей на защиту». Праздники, викторины, турниры… — все это интересно. Но кто погладит по голове маленького человека и скажет ему такие теплые слова, которые могут быть только у любящих родителей?

 

 


Комментарии:

Leave a Reply