Едет почта полевая…

Когда начинаешь искать информацию – появляются новые факты и сведения. Так и я случайно обнаружила новые письма своего родственника накануне Дня победы.

Мой прапрадедушка ушел на фронт в 39 лет. До войны он работал вторым секретарем Медвежьегорского районного комитета партии большевиков. Он узнал о войне в Ленинграде на курсах при ЦК партии. Тут же Спиридон Михайлович Моисеев отправился на фронт. Перед уходом успел дать телеграмму в областной комитет партии. Это было необходимо: семьи командного состава фашисты расстреливали в первую очередь. Просил в телеграмме эвакуировать жену Ирину, которая ждала четвертого ребенка. Ее с детьми перевезли в Сибирь.

Мой родственник часто отправлял письма с фронта. Часть этих весточек хранится у Анны Моисеевой, дочери моего прапрадеда. Новые письма, о которых мы не знали, я нашла на сайте Центральной библиотечной системы «Народный архив» petrcbs.karelia.ru/arhiv1. Ресурс был создан по итогам акции, которую в 2010 году провели библиотеки Петрозаводска. Материалы приносили их читатели и сотрудники. Благодаря этому сайту люди находят бывших однополчан, узнают о родственниках, как и я, совершают открытия для семьи.

– Недавно с нами связалась девушка из Новороссийска. Она увидела фотографии сослуживца своего дедушки, – рассказала Анна Николюкина, сотрудница библиотеки им. Д. Я. Гусарова – Семья хотела узнать координаты этого человека. Мы ей помогли.

Родные С.М. Моисеева поддерживали с ним связь только полевой почтой. Я с интересом прочитала все 28 писем: первое отправлено в конце 1942 года, а самое позднее – летом 1944-го. Удивительно, прадедушка каждый раз писал, что все у него хорошо. 12 марта 44 года Спиридон пишет жене: «Письмо твое получил сегодня же и отвечаю… Действительно редко пишу, и отсюда у тебя появляются разные мысли, да и притом неправильные… Правда, ты их открыто не высказала и часть зачеркнула, но суть дела ясная для меня».

Хомутинникова-Бок-фото-2-ка запасСражаясь за родных, Спиридон Моисеев понимал, что может погибнуть, но не говорил об этом открыто. Рассказывал о боях, но не о трудностях солдат. Радовался тому, что выгнали фашистов: «Уничтожаем финских захватчиков с 11.03.44, отбили у противника мирное население, все подчистую, угнали финнов».

Письма-треугольники никогда не заклеивались, потому что каждое проверяла цензура. Спорные места замарывали черной краской. Так, в письме от 25 апреля 1943 года одно слово осталось нерасшифрованным: «Сообщаю, что живу хорошо, находимся недалеко от ***…».

Шла война. Народ сражался за нас с вами, своих детей и родных. После всех испытаний Спиридон Михайлович вернулся домой в 1945 году. Там его ждал четырехлетний сын Валера. Отец увидел его впервые!

Когда вернулся, фронтовик мало говорил о войне.

– Я знаю немного, – поделилась Анна Моисеева, дочь Спиридона. – Как-то шел эшелон на фронт, и в один из вагонов попала бомба, она не взорвалась, и поэтому отец остался жив. Он обращал внимание, что и там, среди немцев, тоже были люди, которые в эту бомбу порох не положили, чтобы жертв было меньше…

Трудно было героям войны вспоминать о ней:

– Когда говорил, расстраивался, как я сейчас, – утирая глаза платком, рассказывает Анна.

Дочь с трепетом хранит письма, грамоты и документы отца. А фотография Спиридона стоит на самом видном месте. Солнце освещает его фотографию, которая была сделана 1 июня 1942 года.

Маша ХОМУТИННИКОВА, школа № 27

Фото из семейного архива


Комментарии:

Leave a Reply