«Если вы пришли за славой и деньгами, то ошиблись дверью»

Почему профессия актера – трудная? Что такое «военное положение» в театре? И почему роль мечты – вещь опасная? Об этом «Моей газете» рассказал Андрей Блаховский, солист Музыкального театра Карелии.

– Андрей, когда Вы поняли, что станете актером? 
– Не сразу. В 6 лет родители привели меня в музыкальную школу, но меня не заставляли, я сам захотел. Моя мама окончила балетную школу, а папа всегда мечтал научиться играть на каком-нибудь музыкальном инструменте, поэтому мое желание родители поддержали. После окончания школы я решил связать свою жизнь с музыкой. Окончил музыкальное училище, а уже в консерватории учился на двух факультетах: фортепианном и вокальном. Сделал выбор в пользу последнего, где была возможность приобщиться к театральному искусству.

– Где прошел ваш дебют на сцене? 
– Моей первой ролью в спектакле, с оркестром была партия Отца Лорана в опере Ш. Гуно «Ромео и Джульетта». Это было на первом курсе консерватории.

– Кто из актеров для вас авторитет?  
– Есть актеры, наши и зарубежные, на работу которых всегда приятно смотреть. Например, Валентин Гафт, Александр Абдулов, Андрей Миронов, Анатолий Папанов, Мэрил Стрип, Дастин Хоффман, Джек Николсон…

– С кем из актеров Вы хотели бы сыграть?
– Приятно было бы поработать с любым актером или режиссером. С удовольствием бы сыграл в фильме или на сцене драматического театра. Но роли мечты нет. Это, на мой взгляд, опасная вещь – мечтать о какой-то роли. Например, один актер очень хотел исполнить роль Отелло. И когда он сыграл ее, у него наступило разочарование в профессии. Он достиг этой мечты, и дальше пришло некое опустошение.
Хотелось бы успеть сыграть многое, но времени мало, тем более в нашей профессии. Век певца не такой уж большой.

– Какая ваша любимая роль?
Обычно актеры на этот вопрос отвечают: «Та, над которой работаю в данный момент». Я с этим согласен.

– Если бы смогли поменять работу, какую вы бы освоили? 
– В последнее время я часто думаю об этом… Как говорят, если вы пришли за славой и деньгами, то вы ошиблись дверью. И в эту профессию лучше идти, если ты жить без неё не можешь. Мне кажется, что я уже достиг той точки невозврата, когда без театра жить не смогу. Я даже себя ощущаю неполноценным человеком, когда надолго, например, в отпуске, остаюсь без любимого дела.

– Есть ли у вас увлечения, кроме театра? Есть вообще свободное время?
– Отвлечься от нашей профессии непросто, музыка и театр давно стали образом жизни. Но скоро пять месяцев, как я стал папой и все свое свободное время провожу с малышом. Каждый день у него появляется что-то новое, он растет на глазах, и за этим интересно наблюдать. Сейчас это мое самое большое «увлечение» (улыбается). Иногда хожу в спортзал.

– А что насчет любимой музыки или книг?
– На книги сейчас нет времени. Хотя скоро придётся за них засесть, так как я поступил в ассистентуру-стажировку в нашу консерваторию, и надо будет писать дипломы и рефераты… А если говорить о чем-то любимом – почитать и расслабиться – мне нравится Гарри Поттер.

– «Гарри Поттер»?!
– Да, я считаю, это хорошая сказка. Местами мне перевод не нравится, но в целом, произведение отличное.

– А вы читали Гарри Поттера в оригинале?
– Нет, просто иногда складывается впечатление, что некоторые предложения в «гугле» переводили. А мой английский, как говорится, на уровне интуиции: в бытовом плане изъясниться смогу, но вот читать литературу в оригинале пока не получается. Еще немного знаю итальянский. Прошлым летом были с женой на стажировке в Италии полтора месяца. Там мы имели языковую практику.

– Ваша жена тоже актриса?
Да, работает в этом же театре артисткой хора. Но сейчас она сидит с малышом дома.

– Ваш сын тоже станет актером, как думаете?
– Надеюсь, что нет. Это непростая профессия. Чтобы добиться в ней успеха, кроме безупречного владения этим ремеслом должно быть еще и призвание. К тому же она очень зависимая: сегодня есть предложения, а завтра — нет. Удача здесь играет не последнюю роль.

– То есть вы бы своих детей в искусство не отдали? 
– Отдать — нет, не отдал бы. Но если мой сын проявит интерес, и у него это будет получаться без усилий, то мешать я не стану. Я думаю, детям нужно давать образование, связанное с искусством. Это развивает, расширяет кругозор и память. И вообще, человек должен быть всесторонне развитым.

– Как удается совмещать работу и личную жизнь? 
– Благодаря моей жене, которая тоже музыкант и понимает, что эта работа требует внимания 24 часа в сутки, как-то удается. Все это давно уже стало единым целым.

– График репетиций трудный?
– По-разному. Перед выпуском спектакля, в театре вводится «военное положение»: мы там только что не ночуем. Работаем до позднего вечера, причем не только артисты, но и все цеха. Бывает так: занавес уже открывается, а там еще что-то пришивают, приклеивают, приколачивают.

– Какие зрители более благодарные — взрослые или дети?
– Дети. Они проще и не стесняются выражать свои эмоции. Если ребенку нравится, он будет смеяться, аплодировать. Взрослый более инертен, его надо «раскачать», отвлечь от его житейских проблем. Дети не нагружены этими проблемами, у них нет комплексов, они легче переключаются. Если ребенка достаточно увлечь, взрослого надо завоевать.

– Хотели бы вы попробовать себя в роли режиссера и поставить что-нибудь?
– У многих артистов есть режиссерские амбиции, и я тоже их имею. Но если и ставить что-то, то не в нашем театре. Есть неписаное правило — в театре, в котором ты играешь — ты не ставишь. Получается, артисты – твои коллеги, а здесь — они уже, в каком-то смысле, твои подчиненные. Это не так просто. Тут надо иметь и авторитет, и лидерские качества, и уважение коллег. Хотя такие исключения есть, и вполне удачные.

– А если Музыкальный театр оценивать?
– У нас вполне достойный уровень. Я не раз слышал хорошие отзывы даже за пределами нашей республики. А если говорить о связи актеров из других театров, то раньше, например, был Дом актера, в котором собирались все артисты, они общались, обменивались мнениями, рассказывали, что происходит в их театрах. Дом актера и сейчас есть, но, к сожалению, такой дружбы нет. Мы не знаем артистов других театров, и они тоже не со всеми нами знакомы.

– Если бы вас пригласили поработать в другом театре, это был бы переход к конкурентам?
– Нет, что вы, тут никакой конкуренции нет. Мы все делаем одно: служим искусству, зрителю и в какой-то степени воспитываем его, чтобы он любил театр. Вот бороться за зрителя качественными, интересными спектаклями! Это хорошая, здоровая конкуренция, от которой выигрывают все!

– Солисты, выходите на сцену, надевайте микрофоны, – вдруг слышится голос по трансляции, – Солисты на сцену! Ребята монтировщики, я вас не вижу! Андрей произносит: «Вот она начинается, наша театральная жизнь…», прощается с нами и уходит репетировать.
Полина ЛОМЫГА, Лена ПЕТРОВА, гимназия №30
Фото Натальи ЗЫКОВОВА

 


Комментарии:

Leave a Reply