Медведя я еще не встретила. Надеюсь, что увижу!

В ПетрГУ учатся студенты со всего мира. Интересно с ними познакомиться. Наши герои – Ахилл Рай-Пес из Италии и Сельби Мередова из Туркмении.

            – Ребята, расскажите о себе? Чем занимались до переезда в Петрозаводск?

            Сельби: Я окончила школу, потом приехала в Санкт-Петербург, поступила в Северо-западный медицинский университет на стоматологический факультет, но сразу решила, что это не мое. Забрала документы и стала искать другое место. Мне рассказали про какой-то Петрозаводск… Я приехала и поступила! Теперь учусь на втором курсе Медицинского института ПетрГУ.

Ахилл: Мне 29 лет, и я из Кассино – это солнечный город в центре Италии. Сначала я поступил в университет на факультет права, потом перешел на факультет физкультуры. Но в итоге решил бросить университет. Я начал чуть-чуть работать. Мне всегда нравились языки, поэтому стал изучать немецкий, но быстро стало скучно.

            – И ты стал изучать русский?

            Ахилл: Да. Как-то раз случайно нашел в магазине книжку по русской грамматике, еще советского времени – решил изучать русский. Когда стало сложно изучать самостоятельно, пошел в университет на курсы русского языка. Преподаватель предложил поехать в Москву на стажировку, и я сразу согласился. Поэтому в 2014 году впервые съездил в Москву на месяц. А когда вернулся в Италию, сразу же начал искать проекты, чтобы поехать в Россию снова. Нашел проект международного волонтерства и поехал на шесть месяцев в Самару. Там работал в детском саду с детьми. Было здорово! В Петрозаводске учусь в Институте иностранных языков ПетрГУ, но, к сожалению, здесь я только по обмену и в январе уеду.

Про язык

            – Как вам русский язык? Многие иностранцы говорят, что русский язык сложный, а в английском все по полочкам разложено.

Сельби ведет занятие для школьников в Кондопоге. Она – волонтер международного агентства СЛОВО

            Сельби: Если чаще разговаривать на русском, пробовать объясняться именно на нем, а не переходить на английский, то со временем станет проще. Я живу в общежитии, и на моем этаже ребята из разных стран – все они с подготовительного факультета. Они только приехали и совсем не знают русского: ходят как инопланетяне! Я начинаю разговаривать с ними на русском, и у них такие лица: «Что?!» С одним другом я общалась только на русском, и теперь он отлично говорит. Нужна практика.

            Ахилл: Когда я только приехал, ничего не знал и не понимал. Но у итальянцев хорошая жестикуляция, я показывал жестами. Привыкать к падежам сложно. Я, кроме немецкого, учил латинский и древнегреческий, поэтому я чуть-чуть привык к сложностям. Еще в русском есть совершенный и несовершенный вид: обычно в других языках этого нет, есть просто много разных времен глаголов. В итальянском – 12, в английском языке – 15. Мы не думаем о виде, но мы думаем о времени.

Об улыбках и капусте

            – Какие у вас были стереотипы о России? Они оправдались?

            Сельби: Конечно, медведя я еще не встретила… Надеюсь, что увижу. Мне говорили, что в Карелии слишком холодный климат. Да, я выросла на юге, у нас жарко, и в -5 все говорят, что это самая холодная зима. Но мне и здесь не холодно! Я хожу в пальто нараспашку, без шапки. Самый распространённый стереотип о России – про водку, но я не замечала, чтобы люди много пили. Еще русские не улыбаются, прям вообще. У меня даже шутка есть: если человек хмурый, то между иностранцами мы говорим: «Ты что, русский?»

            Ахилл: Все зависит от места. Я был в Москве два месяца: там люди не улыбаются! Наверное, потому что это огромный город. Но потом, когда начинаешь общаться, заводишь знакомства, барьер уходит, и люди становятся позитивными. Мы над одним другом-иностранцем здесь пошутили. Когда он только приехал, сказали, что нужно всем улыбаться и говорить «Привет!» До сих пор так делает… У нас в Италии так принято. Идешь по улице грустный, с тобой кто-то здоровается, говорит «Как дела?», и завязывается разговор. Люди более открытые, поэтому разговаривают на улице, в общественных местах: в автобусе или в парке. В России люди хмурые, но пока ты с ними не познакомишься. У них такой защитный барьер. Русские не так много пьют, как говорили. А мне рассказывали, что каждый день, каждое утро, каждые выходные… Сколько дружу с русскими, не замечал такого. Медведей тоже не видел!

Моя русская подруга постоянно говорит слово «писец». Я сначала удивлялся и не понимал: это же лиса, арктическая лиса!

            – Какие различия вы заметили в менталитете, привычках?

            Сельби: Когда я только приехала, меня удивляло, что, когда парни здороваются, они обнимаются. У нас только пожимают руки, это обязательно. Я тоже не очень люблю к кому-то прикасаться, боюсь, когда меня обнимают – первое время это был культурный шок. И только здесь меня научили обниматься. А еще я заметила, что во время разговора вы часто говорите слово «блин».

            Ахилл: У нас то же самое со словом «капуста». Это есть на всех языках, когда хочешь передать эмоции. Смешно, что русские называют горки «американские горки», а вся Западная Европа – «русские горки». Кстати, моя русская подруга живет в Неаполе, и она постоянно говорит слово «писец». Я сначала удивлялся и не понимал: это же лиса, арктическая лиса! Но потом она мне все объяснила.

            – Расскажите о вашей стране?

            Сельби: Здесь все серое, и если сравнивать, мой город – более красочный. Это бывший СССР, страна СНГ, поэтому сильных различий нет. Там много русских и армян. В школе после первого класса обязательно изучают русский и английский языки потом немецкий. Мы изучаем четыре языка с самого детства – для детей это трудно.

Страна у нас закрытая, и туда трудно попасть. Туристам еще можно, а вот журналистам трудно.

            Ахилл: Мы обычно заканчиваем школу в 19 лет. В старшей школе можно выбирать самому направления, чтобы подготовиться к университету. В лицее все гуманитарные предметы, если научный лицей – там будущие юристы. В университете магистратура и аспирантура: без этого сложно устроиться на работу.

            – Какая у вас кухня?

            Сельби: Если говорить о кухне, то к нас каждый день обязательно мясо, много риса, хлеба, специй. В русской кухне этого мало.

            Ахилл: У нас много овощей и мало мяса. Много стрит-фуда, конечно, популярны пицца и паста. Мы постоянно готовим пасту, и если ты не умеешь готовить пасту, значит, ты не оставался один дома.

Фото Карины Мухаметшиной и из личного архива Сельби


Комментарии:

Leave a Reply