«Оптимистов» не потопишь

Если вы из тех людей, кто думает, что яхтинг – это развлечение богатых, то это интервью разрушит стереотипы, ведь ежегодно на Онеге проходят соревнования яхтсменов, а это зрелище требует больших усилий.

Для того чтобы было проще, создаются клубы для людей, которых тянет к водным просторам. Один из таких клубов в Петрозаводске – «Клуб любителей водного туризма» (КЛВТ). Андрей  Кузьмин, его участник и командор «Школы яхтенного рулевого», согласился дать интервью.

Сперва он рассказал мне, что яхтинг в Карелии берёт отсчет с 1955 года, с Морского ДОССАФа (организация для молодёжи в СССР, занималась активным отдыхом и походами – Прим. авт.). Однажды из Москвы привезли первую большую лодку «Наяда». Её капитаном стал Юрий Геннадьевич Петерс, он занимался с ребятами из ДОСААФ-а, которым было лет по 18. Кстати, воспоминания Эдуарда Кузнецова об этом выложены на сайте КЛВТ. Во времена СССР водные виды спорта были более развиты, государство было ориентировано на социальную жизнь. Например, тогда вдоль набережной в Петрозаводске занимались греблей, гонками на каноэ и байдарках. Андрей Михайлович объясняет: «Сейчас мы живём в коммерческом государстве, поэтому всё стало сложнее. Много клубов развалилось, а лодки перешли в частную собственность. Раньше наши спортсмены ездили даже на Спартакиаду в Москву и успешно выступали там».

tsentr-yahting– Андрей Михайлович, а Ваш клуб тоже в этом участвовал?

– Нет, он существует с 1969 года. Ребята назвали детскую секцию в Школе «Брамсельный ветер». А официальное название – «Школа яхтенного рулевого».

– А много сейчас в Петрозаводске таких клубов?

– Есть в Песках общественная организация, которая занимается с детьми на спортивных лодках. Они  рассчитаны на одного или двух человек, нужны, чтобы просто покататься у берега. Есть и частные клубы, арендатор которых строит всё на свои средства, а потом предоставляет место для других людей, есть даже московские филиалы, но пользоваться ими очень дорого.

Многие, даже обеспеченные люди, состоят в  клубах, потому что здесь дешевле стоянка, можно заправиться, есть общение с доброжелательными, увлеченными людьми, с которыми они вместе ходят в озеро. Но, к сожалению, таких клубов по России становится всё меньше.

– Трудно ли развивать общественный клуб?

– В клубе сейчас 270 человек. Каждый из них имеет своё мнение, решения здесь принимаются коллегиально, большинством голосов. У нас есть выборное правление, из десяти опытных человек, которые каждый год собирают членские взносы и каждый месяц решают разные задачи.

– Когда у вас открытие сезона?

– Спускаться начинают с 15 мая. Любую лодку нужно приготовить: осмотреть её, сделать ремонт, если нужно. Ведь это наша безопасность. Бывает, мы своих «оптимистов» (яхты для обучения детей и соревнований – Прим. авт.) ремонтируем в мастерских.

– А какие различия яхтинга, например, в Сочи и в Карелии?

– Существенные. Когда многие люди к нам приходят, говорят: «Нам бы покататься на яхте», все представляют себе, что яхта – это шезлонг, море, солнце, чёрные очки. Нет, у нас это совсем не так. Даже в июле бывает очень холодно. Ночью, в походе по Онего, мы одевали по шесть одёжек. Как-то в конце сентября мы возвращались из похода, у нас иней на палубе был. Тем не менее, желание ходить в озеро это не отбивает. Всё возможно, но от человека требуется терпение, физическая подготовка и желание.

– От температуры воды зависит то, как будет идти судно?

– Нет, только холодная вода более тяжёлая, и ветер достаточно сильный – 10 м/с. Например, летом он не так сильно ощущается, как такой же, осенью. Важна хорошая одежда: непродуваемая, непромокаемая, дышащая.

– А физическая подготовка – это очень важно?

– Не очень. По крайней мере, пассажирам. Экипажу нужна. Очень много зависит от рулевого – приходится менять паруса, работать с верёвками. Когда очень сильный ветер, лодку начинает «класть» на борт, так что площадь парусов нужно уменьшать, крен должен находиться в пределах 15 градусов. Физически человек должен справиться. Мы учитываем это, когда берём новичков на яхту.

– Что важно в управлении лодкой?

– Морской и яхтсменский язык отличается от обычного, в нём много терминов. Вначале мы обучаем главным понятиям: например, видам поворотов – «фордевинд» и «оверштаг». Все по команде должны реагировать. Это самое главное. При повороте парус перелетает с борта на борт, поэтому узнать о повороте легко. Парус крепится на гик, и если ты не нагибаешься, то получаешь по голове этой палкой.

– Как вы определяете ветер?

– Нужно закрыть глаза и попытаться определить, откуда он дует. Любой учится этому очень быстро. Я всегда напоминаю ребятам, что от их знаний и умения зависит жизнь. Каждое занятие начинается с определения погоды: температура, скорость, сила, направление ветра, облачность. С опытом это приходит.

– В каких соревнованиях вы участвовали?

– На закрытие сезона мы каждый раз устраиваем соревнования для курсантов. А для взрослых у нас есть три регулярных гонки: на День города, день ВМФ и закрытие сезона в сентябре. На регатах по общему зачёту нескольких гонок выявляются победители. Я участвовал в «Кубке Онего». Сейчас он уже не так популярен, как прежде, стал более профессиональным, с быстро совершенствующимися лодками, за которыми большинство яхтсменов финансово не успевают. Он потерял главное – массовость.

– Вы ходили в моря, океаны?

– Я был в Финском заливе Балтийского моря, на «Кубке Ассолей». Ещё была такая история: чемпионов Франции в своём классе пригласили посмотреть Россию и поучаствовать в чемпионате «Кубок Онего». Но было условие:  в любой лодке должен быть один русский член экипажа. Поэтому мы разделились и пошли двумя лодками. Потом мы съездили к ним в Ла-Рошель и прошли пять однодневных гонок.

Вышли в море, где была волна три метра. Мы не сразу разглядели это волнение, оно слабо ощущается. У нас же волна короткая и крутая. Ещё там приливы и отливы, течения. На одном из стартов мы долго не могли пересечь линию – ветер был слабый, а встречное течение сильное. Мы увидели новый мир, более высокую парусную культуру. То, что мы узнали там, применили в своём клубе.

– Поделитесь своими планами, собираетесь ходить в моря?

– Думаю, мы пока что не готовы, но я бы очень хотел сходить на Белое море. Будем готовить яхтсменов. Нужна материальная база, опыт на соревнованиях. Кстати, даже в классе «Оптимист» проводят мировые чемпионаты. Если будем участвовать, то может быть, удастся получить грант от государства. Всё в жизни надо доказывать. Необходимо подтвердить серьёзность намерений Школы её жизнью и без гранта, а это: походы, гонки, результаты, выступления на город, количество объединенных вокруг неё людей. Государство поддерживает жизнеспособные проекты.

Настя КЮН, Специализированная школа искусств

Фото из личного архива Андрея КУЗЬМИНА


Комментарии:

Leave a Reply