Путь домой

Вспоминать о войне – не самое приятное дело. Пожалуй, немного легче, если в то время ты была еще совсем ребенком и понимала немногое. Сестре моего дедушки, бабушке Лизе, сейчас 77 лет. Когда началась Великая Отечественная война, ей было три годика, но она до сих пор помнит то голодное время, папу, который ушел на войну и жизнь в деревне в годы оккупации.

– Война – это самое тяжелое и голодное время. Отец наш, Василий Павлович Тимошкин, еще до 41-ого года ушел воевать с финнами на фронт около Медвежьегорска, – вспоминает моя бабушка. – Знаю только, что он до самого Берлина дошел. У него даже медаль была за его взятие. После войны он вернулся к нам с подарками из Германии – до сих пор осталась его гармошка. Сейчас она у моего внука, а дома хранится фотография, на которой папа с солдатами и инструментом (показывает мне фото).

В нашей деревне Палосельге все своими семьями жили, особо не общались между собой. В самом начале войны соседи куда-то пропали – то ли их убили, то ли они в лес убежали. Вскоре нашу деревню срочно эвакуировали – финны наступали. Все люди уехали оттуда. А мои бабушка и дедушка остались, потому что не могли ходить: дедушка уже лет десять лежал, не вставая, а бабушка сломала ногу, упав с коня. Но они выжили – зарылись в картофельную яму, их и не заметили. Уж не знаю, как они там…

…Помню, тогда мы переправлялись через речку Лижму, – продолжает бабушка Лиза, – по нам бомбили, но так и не попали. После этого мы стали жить в поселке Шуньге Медвежьегорского района. Мама очень много работала. Кормила нас как могла. В то время голод был страшный. Постоянно хотелось есть. У меня был братишка Славик. Ему было всего полтора годика, когда он умер от голода. Помнится, как хоронили его…

Через некоторое время мы вернулись в родную деревню. Когда приехали, оказалось, в нашем доме живут финские войска. Они занимали две комнаты, а мы с мамой жили в горнице. Кстати, финны карелов не обижали, а даже иногда подкармливали. Относились снисходительно – не издевались.

Единственное – они не терпели воришек. Был у нас сосед, так ему однажды за воровство финны палец отрубили. Еще они все время говорили о какой-то сгущенке. Мы, деревенские, даже и не знали, что это. Вот я и решила как-то раз попробовать. А у них в банках из-под этой сладости оружейное масло хранилось. Ну, я вот и попробовала… Мама, когда узнала, очень испугалась, сказала, что меня сейчас накажут. Она потом сильно извинялась перед ними. Это был 1942 год, мне было четыре годика.

Вообще у финнов очень много захоронений в Карелии, их до сих пор находят. Во время войны убитых солдат кидали в яму около кладбища, а потом увозили куда-то – наверное, в братскую могилу.

В 1944-ом году нас бомбили. Причем русские же войска. Как потом выяснилось, они думали, по финнам бьют. А оказалось, нет – по своим. В итоге из-за этой ошибки в деревне десять человек погибли.

Центр верх Победа2Нашей маме было очень тяжко в годы войны. Мы, детишки, да еще и два больных старика – все на ней. К тому же приходилось отдавать масло и молоко финнам. А что делать? Такие были порядки, выбора не было.

***

Несмотря на трудное детство Елизавета Васильевна, моя бабушка, выросла, окружённая любовью и заботой. В их семье было девять детей, но ласки хватало на всех. Бабушка получила высшее образование, работала сначала учителем биологии, а потом директором школы. Ее жизнь – пример того, как поколение, повзрослевшее во время войны, не потеряло лучших человеческих качеств, а, скорее, наоборот – стремились стать добрее, потому что знали, какова цена мирного неба над головой.

Ксюша МИХАЛЬЧЕНКО, финно-угорская школа

Фото из семейного архива

На фото1: Василий Тимошкин с трофеем из Германии

На фото2: Бабушка с мужем Владимиром Семёновичем


Комментарии:

Leave a Reply