Путешественник во времени

Экспедиции, раскопки, поиск артефактов – звучит любопытно. Но как же это трудно! Сидеть под палящим солнцем или проливным дождем и монотонно копать, копать, копать. Редкий человек способен на такое. Мне повезло познакомиться с молодым археологом Ю.С. Александровым, и поняла, что археология для него больше чем наука.

– Юрий Сергеевич, с чего началось ваше увлечение археологией?

– Из книг про Генриха Шлимана я узнал, что есть такая наука – археология. Потом занимался в клубе экспериментальной археологии и этнографии Дворца творчества под руководством Светланы Николаевны и Александра Михайловича Жульниковых. С ними мы ездили на раскопки и в экспедиции. Нас учили ориентироваться, разводить костер, ставить палатки.

– Где вы учились?

– На истфаке ПетрГУ и еще в Швеции в течение года, где нас обучали первобытным ремеслам и древним технологиям. Мы делали наконечники для стрел и каменные топоры, работали с деревом, костью и кожей, добывали огонь без спичек. Также проходили курс выживания: нас выгоняли в лес с минимальным набором снаряжения и еды. Учили строить жилище, добывать воду.

– Археология ассоциируется с экспедициями, раскопками. А какую часть работы они занимают на самом деле?

– Бывают разные ситуации: все зависит от объемов. Обычно около недели. А если копать первобытную стоянку, то можно и на месяц, и на полгода «зависнуть».

– Могут ли люди, увлеченные археологией, но не без специального образования, участвовать в раскопках?

– Конечно. Есть способ, доступный всем: через соцсети находишь объявления об экспедициях. Съездишь раз, два, три, появится опыт. У меня много знакомых, которые работают, например, плотником или программистом, но их приглашают в археологические экспедиции – проверенные люди, знают, как и что копать. Мы ежегодно встречаемся на раскопках. Они берут отпуск и отправляются туда, потому что им это нравится.

– Какие черты характера необходимы археологу?

– Трудолюбие! Если лениться, то нужный объем работы просто не выполнить. Еще целеустремленность и способность к планированию. Важно уметь организовать экспедицию: сколько нужно пригласить людей, какой транспорт использовать, сколько продуктов взять, как обеспечить комфорт в любую погоду.

– Как на вас повлияла профессия?

– Теперь мне обязательно нужно путешествовать, не могу долго усидеть на одном месте. Жизнь без путешествий – уже не жизнь.

Кто ищет… тот находит топоры!

– Что вам интереснее в работе: процесс или результат?

– Результат я, так или иначе, получу, поэтому процесс мне интереснее. Здорово узнавать нюансы, особенно в экспериментальной археологии. В этом году я попробовал добывать деготь, как это делали в древности, это помогло узнать много важных мелочей.

– А что такое экспериментальная археология?

– Воссоздание какого-либо процесса методом проб и ошибок. Например, трудно достоверно сказать, сколько деревьев можно срубить каменным топором. Мы смастерили его, а потом даже рубили им деревья! Оказалось, каменный топор рубит не хуже металлического.

– Ваши находки можно увидеть в музее?

– Да, несколько. Некоторые хранятся в фондах. Я копаю период «каменного века», поэтому находочки стандартные: каменные топоры, их обломки, кусочки керамики. Как-то на Соловках нашел фрагмент крупного и редкого нательного крестика, а в другой экспедиции – мельничные жернова.

– А смогли бы выжить в каменном веке?

– Думаю, что смог бы. Но машины времени не изобрели, и меня вполне устраивает жизнь в нашем времени.

Настя ШЕСТАК, лицей № 13
подпись под фото:
Хочешь раскопать тайны истории, бери в руки лопату!

{jcomments on}


Комментарии:

Leave a Reply