Путешествие из прошлого в ненастоящее

Спектакль про любовь с названием «Железо»? Звучит необычно и интригующе. Постановка известного российского режиссёра Бориса Константинова получилась удивительной и даже заслужила почётную «Золотую Маску» в номинации «Лучшая работа художника в театре кукол»!

В раю забытых ненужных железяк появляется новый житель – старый «Запорожец». История этой машины длинная и увлекательная. Много лет назад её приобрёл пенсионер Веня на деньги, которые они с женой Зиной копили на поездку на юг. На новом «Запорожце» они отправились на море, только вот автомобиль то и дело ломался и доехать до места назначения не удавалось. В сценках, где Веня чинил машину, зритель мог увидеть тёплые отношения мужа и жены, их заботу друг о друге. В спектакле про глубокую любовь и уважение двух пожилых людей, про их приключения, живость и молодость их души, выступают не только люди, но и куклы. Мы с ребятами из студии арт-журналистики «Моей газеты+» Ангелиной Парфёновой, Максимом Ивановым и их руководителем Анной Нестеренко поговорили с актёром Антоном Верещагиным, который сыграл одну из главных ролей.

Максим: – Антон, как Вы работали с режиссёром?

– Борис Анатольевич не запрещал нам привносить свои идеи, давал свободу, разрешал творить в свободном полёте. Отчасти мы все являемся соавторами, он не загонял нас в какие-то рамки, мы вместе сочиняли эту историю.

– Близок ли Вам дух того времени?

– Да, мы очень много разговаривали о прошедшей эпохе Советского Союза. Как сказал художник спектакля Виктор Антонов, у его родителей был «Запорожец» с таким же номером 21-20 ТАЕ. Его отец всё время ковырялся в нём, что-то чинил, ремонтировал. Этим спектаклем Виктор хотел передать привет своим родителям. И, наверное, это благодарность той эпохе, потому что это очень трогательный, добрый, по-советски хороший спектакль, как мне кажется.

– А были проблемы во взаимоотношениях между актёрами? – спросила я.

– Я недавно работаю в этом театре, меня приняли хорошо, по-семейному. Легко репетируется, легко работается. Мне помогали советом, делом, показывали как нужно лучше сделать. Острых ситуаций не возникало. На самом деле, всё зависит от режиссёра. Он был легко настроен на работу, у них вместе с Виктором Антоновым было доброе настроение на репетициях.

На первом этапе (недели полторы) мы репетировали с картонным макетом «Запорожца». Это было сложно, он постоянно ломался, рвался, его приходилось делать заново. А слишком критичных ситуаций не возникало.

Ангелина: – Сам по себе спектакль очень сложный. Что для вас было самым трудным в игре?

– Самое сложное – фокусы с рубашечками, платьишками. Потому что надо не глядя достать, подготовить. И момент, когда считают деньги. Потому что там тоже надо быстро всё расстегнуть, застегнуть, передвинуть фурки (передвижная площадка на роликах, которая служит для перемещения по сцене декораций или актёров. – Прим. авт.). Вот, наверное, два таких момента, перед которыми нужно выдохнуть и приготовиться к ним.

– А сложно выйти из роли? – задала вопрос я.

– На то мы и артисты, чтобы вовремя переключиться после спектакля. Если этого не уметь делать, то будет очень трудно в жизни. Ну, у меня получается вроде сразу: вышел, выдохнул и готов идти домой.

Ангелина: – Спектакль получил такую почётную награду – премию «Золотая маска», ожидали ли вы этого?

– Мы поездили с этой постановкой по фестивалям, отправились в Екатеринбург на Международный фестиваль «Петрушка Великий» и там получили диплом за лучшую режиссёрскую сценическую идею, а Любовь Бирюкова и Дмитрий Будников – диплом за лучший актёрский дуэт. Ждали мы награды, не ждали – она, во всяком случае, очень приятна. Виктор Антонов заслужил её, он очень много работал над этим спектаклем и очень много вложил в него. Мы в то время были на гастролях в Новгороде и смогли только там посмотреть церемонию награждения «Золотой Маски». Все прилипли к экрану, смотрели и искренне радовались за Виктора. Один «Запорожец» чего стоит, наши девочки два месяца его лепили в цеху, и каждый из театра внёс свою лепту.

– Используете ли Вы импровизацию в спектакле?

– Ну, лучшая импровизация – отрепетированная. Мы используем её каждый раз, потому что не знаем, как поведёт себя «Запорожец». У нас бывали сложные ситуации. В Екатеринбурге колесо от фурки отвалилось, теперь у нас есть запасная фурочка. Каждый раз спектакль – это большая импровизация из-за технических сложностей.

Анна Михайловна: – Вообще, постановка сильно изменилась. Я смотрела её на премьере, и сейчас очень много в неё привнесли.

– Потому что, когда мы ездили на фестиваль «Петрушка Великий», мы встречались в Москве с Борисом Анатольевичем, он корректировал, поправлял, добавил много сценок. Что-то у нас во время работы над спектаклем рождается, мы пишем ему в Интернете. Он не запрещает нам, и каждый раз что-то добавляется. Мне кажется, это только начало, спектакль ещё будет расти и расти из года в год. Мы его два года поиграли и притёрлись, можно сказать, к нему и друг к другу. Есть такие моменты: зная, что должен делать партнёр, можешь ему чем-то помочь. Мы раньше торопились, пытались уложиться в музыку, сейчас чувствуем себя, как рыба в воде, и наслаждаемся игрой.

Соня АБОЗНАЯ, Петровская школа

Фото Анны НАТАЛЬЧУК


Комментарии:

Leave a Reply