«Шаланин, вперед!»

Сергей Ильич Шаланин, герой из поколения победителей. Более 30 лет службы на границе заставили его выучить пять иностранных языков. Бой под Сталинградом – ценить жизнь, а Великая Отечественная война – бороться до самого конца.

– До войны мы жили в Нижегородской области, в поселке Вача. В деревне Урюпино я учился в десятилетке. В воскресенье у нас в деревне был праздник. Вдруг из динамиков раздалось сообщение о начале войны. Люди плакали. На второй день объявили мобилизацию, полдеревни забрали. Нас в семье было шестеро братьев, и все были на войне! В конце войны я остался один…

Мой брат Семен воевал под Ленинградом. Летом его жена Анисья решила поехать к нему и взяла меня с собой. Набрали мы мешки с едой – надо же было наших солдат подкармливать. Приехали, встретились.

Немцы сильно наступали, перерезали дорогу на Ленинград и быстро окружили город. Мы остались в кольце. Анисья плакала, переживала за детей. Вскоре ее переправили через дорогу жизни на большую землю. Я остался в Ораниенбаумском плацдарме, сейчас это город Ломоносов под Питером.

Мне 15 лет было, я перевязывал раненных, подносил им воду, печку топил. Пробыл там до 42-го года. Потом мне дали медаль за оборону Ораниенбаумского плацдарма и отправили домой.

Дома я досрочно оканчивал школу, а в январе 43-го меня призвали на фронт. Сразу направили в военную школу. Обучение проходило быстро. Меня зачислили в 6-ой батальон связи и направили в Сталинград. Ну как приехали, думаете, на поезде? Нет, пешком!

Добрались по реке вдоль берега, потом шли пешком по снегу, февраль был. Немцы все время бомбили. Нам дали приказ переправиться на другую сторону. Я пошел первым. В батальоне связи нас встретил начальник и зачислил в войско.

Мне дали снайперскую винтовку, определили местечко, немного потренировали, но я и сам неплохо стрелял. Зрение у меня хорошее, поэтому сказали, что я буду снайпером. Вот меня и переправили на берег Сталинграда. А там такая бомбежка была, страх!

Когда приходишь на отдых, докладываешь, сколько убито. Нам говорили бить по кокардам. Кокарды – это офицеры. А нам начальник сразу сказал: «смотрите, если вы не убьете, вас убьют».

После Сталинграда меня направили на Северо-Западный фронт, в девятую стрелковую дивизию под командованием Ивана Христофоровича Баграмяного. Служил я в шестом стрелковом полку. Был конец 43-го, там уже шло наступление, поэтому нам немножко легче было.

На Северо-Западном фронте я получил контузию. Танки шли на нас, а самый молодой должен идти навстречу. Мне сказали так: «Шаланин, вперед!» Ну я и пошел, укрылся в окопе, танк прошел мимо меня, меня завалило. Со мной были бутылки с зажигательной смесью и здоровые противотанковые гранаты. Бросил я эту гранату, а танк идет дальше, бутылки бросил – пламя. Танк загорелся, фашисты сразу вылезли: вот мы и стали стрелять. Тут-то меня контузило и завалило. Откопали меня и в бессознательном состоянии отправили в глубокий тыл, вот здесь моя война и закончилась.

Лечили в госпитале. Потом направили в так называемое национальное училище. В нем учились русские, чехи, поляки, югославы. Меня зачислили в югославскую роту. У правительства цель была внедрить наших офицеров в армии социалистических государств. Вот я и начал учить сербский язык. Победу мы встретили в училище: по радио прослушали сообщение. Узнали – ликовали.

После училища в 46-м году меня отобрали в пограничные войска. Я был лейтенантом, отправили сначала в Кишенев, потом поехал в Туркмению, в Ашхабат. Там я служил.

Работал с местным населением, поэтому пришлось изучать туркменский и персидский языки. Персидский выучил меньше, чем за год, мог на нем свободно говорить, стал переводчиком. На границе служил 30 лет после войны. За это время выучил еще таджикский, молдавский и румынский. Потом продолжил службу в Петрозаводске.

***

Сегодня Сергею Ильичу 90 лет, он полковник пограничных войск ФСБ в отставке. Он помнит все деревни и города, в которые его завела судьба, имена своих сослуживцев и начальников. Говорит с нами на разных языках, улыбается и добродушно смеется. Глядя на таких людей, поражаешься их самоотверженности, боевому характеру и силе духа.

Арина ПОЛЯК, финно-угорская школа
Фото из архива С.И. Шаланина


Комментарии:

Leave a Reply