«Сладкое» детство

Республиканский конкурс журналистского мастерства «Свежий ветер» прошел уже в третий раз. Организаторы получили более 60-ти заявок из разных районов Карелии и даже из Красноярского края! Начинаем знакомиться с самыми интересными материалами.

Иногда, когда мы с братом начинаем привередничать в еде, проявлять чрезмерную разборчивость в одежде или мечтать о «крутом» телефоне, мама произносит одну и ту же фразу: «Пожили бы во времена, когда ваш дед был таким, как вы, радовались бы тому, что имеете сейчас». Мне стало интересно, что скрывается за мамиными словами.

Когда мы приехали в деревню Кузаранда навестить дедушку, я решила, что обязательно его обо всем расспрошу. Вечером, сидя у самовара и балуясь чайком, дед Витя громко рассказывал нам веселые истории, потом со словами: «Ну, что у вас новенького, внуки?» расспросил нас об учебе, об увлечениях. Когда новости закончились, я попросила: «Дед, расскажи нам про свое детство. Чем оно отличалось от нашего?»
Вопрос, видимо, застал деда врасплох, он замолчал, задумался. В комнате нависла тишина, только было слышно, как в печке потрескивают дрова. Немного погодя, дед начал свой рассказ…

– Это были послевоенные годы. В семье нас было четверо: я и три старшие сестры. В этой деревне мы и жили, тогда она была большой, несколько десятков домов. Семью с четырьмя маленькими детьми в свой дом впустила жить одна старушка. Взамен она попросила, чтобы после смерти ухаживали за ее могилой. Пока мама разговаривала с хозяйкой, мы с сестрами стояли у русской печи и тайком пальчиками отколупывали от нее побеленную глину, отправляя в рот – тогда нам она казалась такой вкусной!

С едой было плохо, но мама всегда старалась нас хоть чем-то побаловать: то пироги испечет с ягодами, то даст по кубику сахара. Сахар был самой большой радостью! Мы хватали эти белые кусочки, бежали к озеру, аккуратно макали их в воду и, поднося к губам, долго вытягивали из них сладкую водичку.

Однажды мамина сестра прислала из Куйбышева (сейчас Самара – прим.Ред) посылку, в которой был целый мешок сахара. Мама повесила его на гвоздик за печку-лежанку и выдавала нам по кусочку в качестве похвалы. Узнав о тайнике, мы с девчонками проделали в мешке дырочку и пальчиками день за днем выуживали из него сахар. Когда мама решила в очередной раз поощрить нас, мешок был практически пуст…

Как мы боялись маминого гнева! Залезли под кровать и сидели там, как мыши. Но мама не стала ругать нас, она сказала: «Ну что, мыши, прогрызли дырочку? Выходите, тут как раз всем по кусочку осталось!» Не знаю, чему мы радовались больше – сахару или маминой доброте.

Вообще родители воспитывали нас в строгости. У каждого были свои обязанности по дому: я возил воду с озера, колол дрова, сестры хлопотали по хозяйству. Летом всей семьей пропадали на сенокосе. Чтобы накосить своей корове на зиму, сначала нужно было сдать в совхоз десять тонн сена, поэтому косили все. Мне было тогда лет 12-13.

С одеждой было очень плохо. Валенки – одни на всех, так что гуляли по очереди. Если кто-то нарушал выделенное для прогулки время и «задерживал» валенки, на следующий день лишался их вообще.

Помню, сестре Валентине стали малы туфли, о чем она сказала маме. «Не на что купить, дочка, так что ходи в этих», – ответила мама. Вот так Валя и ходила, поджав пальчики в туфлях…

Однажды на летние каникулы в деревню со своим отцом приехала  девочка из Москвы, с сестренками они сдружились. Уезжая, отец девочки предложил всем вместе сфотографироваться. Мы, радостные, прибежали домой, чтобы принарядиться. Мама перебрала все наши вещи, но ничего подходящего так и не нашла  всё  было слишком поношено. Тогда она достала школьную форму и сказала фотографироваться в ней. Мне было всё равно, в чем идти, а вот Валю душили слёзы: ее новая подружка из Москвы была в красивом голубом платье с огромными бантами на голове, а они в обычной школьной форме с туго заплетенной косой…

Дед, тяжело вздохнув, замолчал. Подбросив дров в печку, он улыбнулся и продолжил свой рассказ…

– И всё равно у нас хорошее детство было! Тогда не то, что компьютера, телевизора не было. Всё свободное время мы проводили на улице. Сколько игр: лапта, городки, казаки-разбойники, в картошку… спорили, ругались, но играли.  Лазили по заброшенным домам, за что получали от родителей, ловили тазами мальков, мастерили плоты и плавали по озеру.

После оккупации Заонежья финнами в земле осталось много мин – это отрезки труб, набитые тротилом и закупоренные с обеих сторон  деревянными чопиками. Мы вскрывали мины, весь тротил засыпали в одну трубу и бросали её в костер. Тогда мы не понимали, как это опасно, нами двигал интерес. Взрыв оглушал нас, мы убегали прочь. К воронке сбегалась вся деревня — воспоминания о войне были еще свежи, и все боялись повторения тех страшных лет.

Жизнь в нелегкое время научила ценить то, что имеешь.  Я благодарен родителям за то, что они сумели вырастить нас, дать образование, сделать нас людьми!

Снова помолчав, дед сказал: «Всё, внучата, давайте спать».

Я долго не могла уснуть, мне было стыдно за то, что я порой привередничаю в еде, одежде. Я поняла, что счастливым можно быть уже только потому, что тебе впору туфли!

Посмотрев на деда, я увидела, что он тоже не спит, смотрит в одну точку, а по щеке бежит слеза. Я поняла, что в этот вечер он пережил своё детство еще раз…..

Соня РЕДЬКИНА, школа №1 г. Кемь

I место, категория «7 – 9 классы»
Фото muzdiorama.ucoz.ru


Комментарии:

Leave a Reply