Спектакль — импровизация

На третий день поездки в Санкт-Петербург мы попали на учебный спектакль «Федот – да не тот» театра Мир, который поставлен по пьесе Леонида Филатова «Про Федота-стрельца». Раньше я никогда не была на учебных спектаклях, поэтому этот показался мне очень необычным.


На поставку пришло всего несколько человек, что поначалу насторожило. Однако оказалось, что он неплохо поставлен и сыгран. Меня удивила одна вещь – в спектакле актёры менялись ролями. Это вполне нормально, так происходит во многих театрах, но здесь они при этом не уходили со сцены, не переодевались. Вся пьеса была будто разделена на маленькие части, в каждой из которых актёры менялись ролями. Сначала это ввело меня в некоторое заблуждение. Мне казалось, что они перепутали реплики. Привыкнуть к этому было сложно, ведь девушки в платьях вдруг начинали играть персонажей мужского пола. Странно, не правда ли? Но я думаю, это нужно, прежде всего, для того, чтобы актёр был универсален, умел перевоплощаться в любой образ, вживаться в разные роли.
После спектакля меня поразило, что актёры не распределяли роли заранее. Выучив весь текст полностью, они прямо во время постановки решали кто, какую реплику произнесёт. То есть, их игра была целиком построена на импровизации. У меня не укладывалось это в голове, ведь актёры так слаженно взаимодействовали на сцене.
Костюмы были скромными, из-под платьев в народном стиле у девушек выглядывали кеды, что, собственно, неудивительно для учебного костюма. Мужчины были одеты в обычные рубахи. Декорации тоже оказались простыми — возвышение в виде трона, на заднем фоне занавеска со схематичным изображением солнца. Современная музыка, видимо, вставлялась просто для переходов.
Все эти мелочи не так важны, как сама подача материала. Мне кажется, актёры смогли сыграть очень хорошо, при этом имея не такой большой опыт. Импровизация в учебном спектакле играет важную роль. Выступающий может найти свой стиль, интересные находки, проявить себя с разных сторон.
Я смогла увидеть, что актёры на учебных спектаклях тоже выкладываются по полной. Они талантливы, но пока еще не профессиональны. Наблюдать за этим оказалось очень интересно. Да, скромно, безыскусно, но зато можно увидеть актеров в поиске, постоянно что-то придумывающими. Ты заряжаешься их позитивом, словно лучами, исходящими от сцены.
Огромную работу проделала режиссёр этой постановки – Наталия Львова. Спектакль подарил отличное настроение, позволил расслабиться и увидеть необычное представление пьесы. После просмотра постановки нам с Максимом из студии Арт-журналистики удалось поговорить с самим режиссёром.
– Наталия, как вышло, что у вас в спектакле каждый актёр играет сразу по нескольку ролей? – спросил Максим.
– Это учебный спектакль. В нём нет конкретных ролей. Участниками спектакля выучивается весь текст. Задумка была такова, что у актёров нет закреплённых персонажей. Они должны удержать линию конкретного героя от начала и до конца, передавая роль как маску друг другу. Пока они не достигли такого уровня, чтобы эта маска сохранялась на протяжении всего спектакля.
Сама постановка создаётся во время выступления. Здесь нет закреплённых мизансцен и музыкальных фрагментов.
– В вашем спектакле много юмора помимо моментов, прописанных в тексте пьесы. Почему вы добавили его? – спросила Ангелина.
– Сам юмор либо есть, либо его нет в спектакле. Если есть материал, то юмор возникает сам собой. Для нас важны зрители. Если зрителей много, и они реагируют на юмор, то актёры и юморят больше. Мы же создаём эти спектакли не для юмора, а для тренировки у актера живой реакции на пришедшего конкретно сегодня на спектакль зрителя. Важно не кривляться, показывая лица, а уметь улавливать настроение зала, его психологию, менталитета.
– Как актёров обучают импровизации? – поинтересовался Максим.
– Самое сложное – отучить актёра от тех штампов, которые прививают с детства. Например, когда тебе говорят: не кричи, не выпендривайся, не бегай. Мы же начинаем воспитание актёров с того, что говорим: «Хочешь кричать – кричи, хочешь бегать – бегай, хочешь выпендриваться – выпендривайся. Самое главное – делай то, что тебе хочется именно сейчас. Для того чтобы импровизация была интересной, смелой, разной. Актёр не должен сдерживать свои желания. Мы учим делать всё бесконтрольно, чтобы действие и слово рождались сразу, спонтанно. Это особая актёрская техника, сродни вождению автомобиля. Ведь когда ты научился водить машину, то не думаешь уже, где ты переходишь на первую, где на вторую передачу. Ты делаешь всё подсознательно. Мы учим выводить мысли и чувства героя на первый план. При этом сам актёр уходит на второй. Так что это сложный процесс.
– Собираетесь ли вы улучшать как-нибудь дальше эту постановку? – вступила в разговор Ангелина.
– Этот спектакль ставится для обучения актёров свободно выражать свои эмоции. Он будет играться до тех пор, пока не станет совершенным с точки зрения актёрской игры. После чего будет снят примерно через десять показов.
– Какие ещё есть спектакли для обучения актёров в вашем театре? – спросил Максим.
– Первая учебная работа, как правило, – детский спектакль, потому что дети – это такая публика, которой если не интересно, то они просто не будут смотреть. Мы ставим сказку с начинающими актёрами, чтобы научить их увлекать зрителя игрой. После двух лет, как только спектакль доходит до совершенства, мы его снимаем. Первой постановкой у этой студии был спектакль «Судьбы», где ребята учились строить отношения в дуэте с партнёром. После этого их стали брать на роли третьего плана в спектакли основного репертуара.

Ангелина Парфенова, школа №3,

Максим Иванов, Специализированная школа искусств

Фото Леонида Торопова


Комментарии:

Leave a Reply