Я ненавижу себя

Чего делать нельзя: а) принимать наркотики, б) звонить «бывшим», в) перечитывать свои детские дневники. За свою 18-летнюю жизнь я пока совершила только одну ошибку из этого списка. Нет, наркотиков мне никто не предлагал, да и звонки бывшему ни к чему хорошему не приведут. Я говорю об оплошности под буквой «в».

Разбирая вещи при переезде, я наткнулась на дневники периода моих 10-13 лет. Зачем-то открыла их, хотя знала, что это не может закончиться ничем хорошим. И тут на меня нахлынули давние воспоминания, которые принесли мне много боли и сейчас, и тогда.
Я всегда была очень восприимчивой и ранимой. С детства быстро влюблялась. А еще всегда хотела нравиться. Будучи довольно полной с рождения, к пубертатному периоду я разрослась, как тесто для пирожков. Конечно, сверстники не могли оставить это без внимания. Вдобавок, я носила очки, была отличницей, любимицей учителей и обладала невыносимым характером командирши. Понятное дело, к пятому классу я стала раздражать свое окружение, и одноклассники стали меня дразнить.
Постоять за себя я всегда умела: тогда я была сильнее и выше мальчиков, да и агрессии у меня хватало, так что обидчикам доставалось будь здоров. Тем не менее, пятый и шестой классы стали для меня просто кошмаром. Снаружи я была самым обычным подростком: грубила всем, кому получалось, дралась и зависала у завуча – внутри же, дома, за письменным столом, я была раненым ребенком.
Какие только прозвища мне не давали, как только не старались задеть! Я старалась отвечать тем же, но скоро начала сдавать, и окончательно превратилась в объект насмешек. Несмотря на все свои обиды, я никогда не плакала на людях. Чего у меня не отнять, так это бараньего упрямства и гордости. Так что мои слезы видели лишь стены школьных туалетов и подушка.

Во мне стали развиваться комплексы: я не ела на общих чаепитиях и в столовой, боясь новых издевательств, но, приходя домой, я заедала горести нереальным количеством еды.

Родители меня не останавливали: во-первых, были уверены, что я умненькая и сама разберусь, во-вторых, у меня были еще два брата, поэтому внимание рассеивалось.
Надо сказать, я была уверена, что в основном нелюбовь одноклассников заслужила своим поведением и характером и методично ругала себя за это. А еще у меня не было того же, что у большинства: классных наклеек и необычных тетрадок… То, что дело в моем внешнем виде, мне приходило в голову в последнюю очередь. Мне казалось, ненавидеть человека за то, что он толстый – странно.
Я продолжала заниматься самокопанием, ела шоколад, читала тонны книг и глотала слезы по ночам, пока мои недо-друзья смеялись надо мной.

Все еще будет хорошо

К седьмому классу мы все выросли. Я похудела – все «лишнее» ушло само собой,
а мальчики переключились с издевательств на безуспешную беготню за старшеклассницами. Я снова стала улыбаться, начала издавать собственную газету, занялась учебой и выкинула из головы прошлые обиды. В 15 я по-настоящему влюбилась и думать забыла о тех, кто придумывал для меня клички и кого я лупила за это пакетами с обувью.
Перечитывая свои дневниковые кривули, мне больше всего хотелось крепко-крепко обнять себя прошлую и показать ей себя настоящую. Продемонстрировать миллион фоток с друзьями, все трогательные сообщения, адресованные мне, показать письмо из престижного университета, куда я поступила. Мне хотелось сказать, что все будет хорошо и что расстраиваться из-за дурачков, которые чуть позже не раз попадались на употреблении запрещенных веществ и хулиганстве, – самая глупая вещь, которую я могла делать. Но, к сожалению, это невозможно. И во мне настоящей навсегда останется часть той маленькой толстушки-пятиклассницы, которая отчаянно хотела заботы и внимания.
История моего детства – закончилась хорошо. Мало-помалу я избавилась от старых комплексов, перестала быть такой неуклюжей и начала любить себя. Но если бы все закончилось по-другому? Если бы меня «загнобили» окончательно, и я бы сдалась, попыталась совершить что-нибудь с собой…
Издевательства над детьми в школах – серьезная проблема, которая была всегда. И я хочу обратиться к родителям всего мира: папы и мамы! Любите своего ребенка до потери пульса и, пожалуйста, говорите ему об этом! Обращайте внимание на его душевные переживания. Тогда он сможет вылезти из кризиса своих 13-ти лет благополучно и стать полноценным человеком!
Я не виню в своих прошлых бедах родителей. Но, быть может, если бы они уделяли мне больше времени, я бы никогда не писала на полях тетради: «Я ненавижу себя!»

A.N.
Фото reWalls.com


Комментарии:

Leave a Reply