За кулисами «Мастерской»

Холл театра «Творческая мастерская». «Кто будет держать диктофон? Тише, давай разделим вопросы! Ох, а вдруг я буду заикаться? Спрашивать будем по очереди, договорились?» – это мы с Асей готовимся впервые брать интервью для студии радиожурналистики при «Моей газете+». Наша собеседница – актриса Виктория Фёдорова. Тишина… Запись!

Ася: – Виктория, мы побывали на вашем спектакле «Гранатовый браслет». Когда Вы в первый раз прочитали это произведение Александра Куприна?
– Я, к сожалению, этого не помню. Скорее всего, в школе. Это всегда было одним из любимых моих произведений, над которым я рыдала когда-то в юности.

Рита: – Хотели ли Вы попробовать себя в роли персонажа книги?
– Ещё в то время? Знаете, у всех девочек есть какие-то мечты и вопросы: что было бы со мной, если бы у меня была такая любовь, возможно ли это… Но я не мечтала быть персонажем этого произведения.

Ася: – Вы привносили в роль героя какие-либо свои черты, добавляли ли своё видение?
– Любой актёр создаёт персонажа, роль из себя, достаёт и комбинирует нужные качества, которые есть у него самого. Без меня не было бы моего персонажа.

Рита: – Чувствуете ли вы контакт со зрителем во время игры?
– Конечно. Всегда контакт есть, он бывает либо сразу очень позитивный и тесный, либо другой – сложный, но он всегда есть. Театр – это обмен энергиями, это живое, и в этом его прелесть.

Ася: – Мы знаем, что спектакль идёт не первый раз. Всегда ли он проходит одинаково?
– Нет, конечно. Спектакль не может идти одинаково! Театр – живое искусство, мы никогда не знаем, какой зритель придёт, как у нас пойдёт. Вроде тот же самый текст, мизансцены, костюмы, но всегда появляется что-то новое. Вы можете провести эксперимент: придите два раза на один и тот же спектакль, вы обязательно увидите что-то другое – иное настроение, смещённые акценты. Спектакль всегда разный, просто потому что он живой, потому что мы живые.

Рита: – Устраивает ли вас финал спектакля? Возможно, вы видите его другим?
– Нельзя желать другого финала, ведь произведение это потому и великое. Сейчас снимают много «сопливых» мелодрам с преувеличенно хорошим концом, над которыми поплачут разве что пара сентиментальных зрителей. Если в «Гранатовом браслете» будет счастливый финал, тогда не будет большой трагедии, не получится высказывания о вселенской любви.

«Опять плакать и рвать душу»

Ася: – Вы играли в стольких спектаклях, какая роль показалась самой сложной?
– Знаете, любая роль сложна, потому что каждый раз в начале пути сомневаешься. Ведь как только ты понял, что ты гений – больше ничего не сыграешь. Когда готовишься к новой роли, вдруг понимаешь, что не знаешь, с какой стороны к ней подступиться.

Но если говорить о последних работах – это, конечно, «Васса Железнова», просто потому, что она последняя, пока она ещё «растёт». Роль сложная, сама по себе пьеса непростая, и образ трудный, и это было, по-хорошему, мучительно репетировать.

Ася: – А какая роль была самой масштабной?
– Масштабной? Может, пока Васса и есть самая масштабная.

Рита: – Думали ли Вы посвятить жизнь не актёрской карьере, а чему-нибудь другому?

– Да, конечно. Я по-другому начинала свою взрослую жизнь. Всегда мечтала быть учительницей в школе и поэтому окончила педагогическое училище (сейчас это Педагогический колледж. – Прим. авт.), по первому образованию я учитель начальных классов и педагог-организатор. После поступила в институт, но случайно увидела объявление в газете о наборе в студию при театре «Творческая мастерская», пошла с подружкой за компанию и… как-то получилось, что судьба меня повела по другому пути.

Ася: – Работа над каким спектаклем понравилась больше всего?
– Так, наверное, сразу и не скажешь: их очень много. Мне нравится работать, когда с режиссёром  находишь общий язык и даже если не понимаешь, чего он от тебя хочет, но тебе интересно, куда он тебя ведёт, когда есть подробный процесс, есть мучения, когда пробуждается фантазия – вот это  всегда интересно. Таких спектаклей, Слава Богу, было в моей жизни немало.

Рита: – А Вы выступали за границей?
– За границей – нет.

Ася: – Хотели бы?
– Да, это было бы интересно. За границу обычно возят классику: Чехова, например. Наш театр когда-то ездил в Германию с «Дядей Ваней». Немецкие зрители приходили по нескольку раз на спектакль, чтобы посмотреть: неужели артистка будет опять плакать и рвать  душу? Неужели? Как она каждый спектакль это делает?

Ася: – В каком спектакле вы хотели бы сыграть ещё? Может, уже идёт работа над какой-то новой пьесой?
– Нет, пока ничего нового не репетирую. Выпустила сейчас две премьеры и пока отдыхаю. Мечтаний и чаяний у меня очень много, и, как любая женщина, я вам не скажу: вдруг не сбудется.

Рита: – У вас есть какие-либо источники вдохновения?
– Конечно! Вдохновение можно черпать где угодно: в  хороших фильмах, умных книгах, в любви своих родных, в дружбе, да в чём угодно! В природе, конечно же: солнце вышло, и внутри тебя уже что-то просыпается – в голове новые мысли, а в сердце новые надежды. Источников вдохновения очень много, нужно только учиться их видеть.

***

– Мы беседовали с Викторией Федоровой…
– Стоп запись!
– Спасибо Вам большое! Мы очень волновались…
– Ребята, давайте перепишем начало… – Это руководитель вносит корректировки. – Запись…

Все эти фразы останутся за пределами передачи. А теперь осталось только смонтировать выпуск…

 

Рита МАГАНОВА, Ася ПАНИНА, школа №10

Фото vk.com/teatr_tm

 


Комментарии:

Leave a Reply