Знак равенства

В Петрозаводске помогают детям с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья) и их родителям несколько центров. Один из них – «Центр диагностики и консультирования». Корреспондент «Моей газеты» поговорила с педагогами и психологами центра о социализации детей с ОВЗ.

– Куда и к кому нужно обращаться людям, которым нужна помощь? Это платно?

Наталья Михайлова

Надежда Михайлова, дефектолог, председатель республиканской ПМПК – психолого-медико-педагогической комиссии:

– Это бесплатно. Бывает, что очень хорошую помощь можно получить и в своём детском саду или школе и обращаться больше никуда не надо. Если у них нет каких-то методик, то тогда детей с родителями отправляют дальше. Бывает, что даже специалисту нужна консультативная помощь, тогда он может к нам обратиться для того, чтоб разобраться, как работать с тем или иным ребёнком. Очень много консультаций у нас проходит по телефону, звоните: 78-43-87, с 9 до 17. У нас восемь центров и 16 комиссий, и на фоне других регионов это неплохо. Нет таких учреждений только в Калевале и в Суоярви, но люди оттуда обязательно наблюдаются в каком-то районе.

Наталья Черкасова, заместитель директора, дефектолог: – Наш центр занимается самыми сложными и конфликтными ситуациями. Но у родителей есть право обратиться в любое место. Везде специалисты с одинаковыми дипломами. Есть сложные случаи, для этого существует центральная ПМПК.

– Сколько семей к вам обращается за год?

Наталья Черкасова

Н. Черкасова: – По комиссии в год может быть и по 200 детей с родителями, и ещё около 100 человек – это дети с ОВЗ и инвалидностью.

– Какой диагноз самый распространённый?

Н. Черкасова: – Проблемы всегда совершенно разные. Если говорить про ОВЗ, то на первом месте стоят нарушения речи.

Учим работать с эмоциями и чувствами

– Какая помощь предоставляется семьям?

Александр Митрошкин, педагог-психолог, работает с детьми с ОВЗ и их семьями:

– В центре есть ПМПК, которая определяет условия получения образования конкретного ребёнка. Есть консультативная помощь для родителей и педагогов. Дети постарше могут обращаться сами.
У нас есть четыре образовательные программы для детей – «коммуникативные группы». В них занимаются ребята из районов республики и тех, кто находится в государственных учреждениях (в Петрозаводске – школа-интернат, Кадетский корпус, Специализированная школа искусств). Уже три года мы проводим такие коррекционные занятия для ребят с инвалидностью и без. То есть, в группах по 8-10 человек, среди которых 5-6 ребят с инвалидностью и волонтёры (в основном из ПетрГУ). Там мы учим детей социальным навыкам, просто общаться, противостоять нажиму группы, работать с эмоциями и чувствами. Это помогает им находить друзей и учиться взаимодействовать.

– Где обучаются дети с инвалидностью?

Надежда Пахомова

Надежда Пахомова, психолог, занимается с детьми раннего возраста:

– Они могут обучаться в обычных классах, это называется инклюзия. У родителей есть право выбора, где будет обучаться их ребёнок. Его должны зачислить в любое образовательное учреждение, причиной отказа может быть только отсутствие мест. Конечно, если школа требует каких-то специальных навыков (спортивная, художественная), тогда есть отбор. В школах есть отдельные классы, в основном для детей с нарушением речи и задержкой в психическом развитии, это так называемая интеграция.

– С какого возраста начинается работа с детьми?

Н. Пахомова: – Естественно, чем раньше начнём работу, тем эффективнее. Можно начать работать со слепым ребёнком в год, а можно в пять лет – результат будет совершенно разный. Для каждого возраста есть своя методика.

Главное – найти контакт с родителями

– Легко ли найти общий язык с детьми?

Н. Черкасова: – Иногда они стесняются, это естественно, но для того мы и учились, чтобы находить с ними общий язык. Очень часто говорить с родителями сложнее, чем с ребёнком, потому что семьи таких детей тоже особые, они находятся в подавленном состоянии, могут не принимать особенности развития своего ребёнка. У нас есть первый опыт групп психологической поддержки родителей. Иногда родители больше детей нуждаются в поддержке.

– Были ли очень тяжёлые случаи?

Н. Черкасова: – В наш центр поступают с самыми сложными случаями. Есть проблемы, которые мы можем решить, и станет лучше, а есть и такие ситуации, которые никто не в силах исправить. Тогда нужны поддержка и сопровождение.

Н. Михайлова: – Наша задача – научить ребёнка быть более самостоятельным. Кроме сложностей самого ребёнка есть сложности среды. Ему могут быть недоступны специалисты, оборудование. В посёлке, например, школа не может это предоставить ребенку. Наши двери всегда открыты для специалистов, мы готовы вместе работать над сложными случаями.

– Как подружиться и общаться с особенным ребёнком, если у тебя нет знаний в психологии?

Н. Черкасова: – У дошкольников нет проблемы: для них ребёнок плохой, только если он дерётся или обижает. И неважно, как он говорит или ходит. Если дети впервые сталкиваются с этим в школе, то тут сложнее, многое зависит от учителя. Он должен учить помогать детям, которым нужна дополнительная помощь. Школьники возят их на коляске, помогают подниматься по лестнице, придерживают стулья, и это не делается по принуждению. Проблема в основном в том, что взрослые не могут принять таких детей. Соседи, родители других детей на площадке, учителя и воспитатели. Это неправильно, это проблема всего общества.

***

Благодаря отзывчивости и помощи специалистов детям с инвалидностью и ОВЗ становится легче общаться. И не менее важно работать с окружением ребят. Если среда будет настроена враждебно, даже психологи не смогут помочь. Сейчас всё чаще можно увидеть, как воспитатели и учителя рассказывают детям, как взаимодействовать с инвалидами, не ставя между ними никаких границ и рамок. Каждый из нас может помочь. Завести разговор с особенным ребёнком, помочь ему с какой-то работой или делами. Если замечать проблемы общества и тех, кто нас окружает, помогать друг другу, мир немного лучше.

Алина Чечулина, гимназия №17

Фото из архива центра


Комментарии:

Leave a Reply